Ещё одна порция Охлобыстина(об оружии)

Актер и креативный директор компании «Евросеть» Иван Охлобыстин заявил о своей готовности вступить в гонку за президентский пост в стране. «МН» расспросили будущего кандидата о его программе, врагах, сторонниках и многом другом.

– А вы это всерьез вообще?

– Это абсолютно осознанный шаг. Это не совсем мое заявление, я представляю коалицию национал-патриотических сил. Это слишком широко сказано, потому что они не сформированы должным образом. И мое заявление, да и вся остальная суета вокруг этого служат только одной цели – попробовать консолидировать адекватных, психически неаномальных людей, действительно ратующих за возрождение Великой России, империи.

Эти люди – идеалисты, они не желают никому зла, хотят лишь сохранения своей нации. Они единственная сила, способная сдержать приближающуюся катастрофу, вызванную национальным вопросом. К сожалению, сегодня на эту тему слишком много спекуляций, а это очень горячая, взрывоопасная тема в обществе. Одна провокация, одно неверное слово – и полыхнет по всей России. И самое страшное, что пострадаем мы, русские. Пострадаем больше всех остальных, потому что им есть куда ехать, а нам и ехать некуда. Нам просто запретят использовать слово «русский».

Люди, которые входят в коалицию, абсолютно адекватны и честны. Они не из тех, кто суетится и водит хороводы вокруг национального вопроса, чтобы его пригласили на коктейли на какую-нибудь президентскую дачу.

Вот меня спрашивают, откуда вы деньги на избирательную кампанию брать собираетесь? Да по большому счету мне деньги-то не нужны. У нас 430 тыс. соратников по всей стране, готовых в любой момент подключиться к работе. И каждый из них энтузиаст, он может привлечь еще людей, верящих в идею национал-патриотов. Но идея должна иметь некую единую платформу. Пока говорится только, что мы русские и гордимся этим, но должна быть не только эта мысль. Нужно попытаться собрать воедино представителей всех течений. Ведь белый цвет только тогда становится белым, когда состоит из всего спектра цветов. А это довольно сложно. Нужна единая платформа, и я попытаюсь ее сделать, само собой, после обсуждения с нашими соратниками по всей стране. От Крайнего Севера до юга, до белорусских наших отделений. Самих отделений как структурной единицы пока нет, поскольку нет самой четкой структуры, но сторонники наши живут во всех регионах России, во многих странах бывшего СССР. С ними и будет обсуждаться платформа, программа и все прочие вопросы. Ну и есть необходимость в создании самой организации.

Такая необходимость назрела. Столичные зажравшиеся «патриоты», стремящиеся к деньгам и известности, только дискредитируют идею национал-патриотизма. Им и коалиция наша не нужна, потому что каждый из них хочет стать большим начальником, не думая о стране и решении ее проблем. А мы ставим другие цели. Глобально – возрождение империи. Церковь столетиями мечтала об этом. И если наши действия хоть на несколько сантиметров станут движением вперед, то это уже окупит все.

– Правда ли, что всю историю с вашим походом в президенты придумал Владислав Сурков?

– Сурков очень хороший пиарщик, но это не его история. Я ни разу не встречался ни с президентом, ни с Сурковым, у меня нет никакой поддержки от них, мой проект от них автономен абсолютно. Я могу дать слово мужчины, что это так! Кстати сказать, я не уверен, что это хорошо, что у нас нет контакта. Если бы он был, можно было бы избежать многих камней преткновения.

Понятно, что национал-патриотизм все равно победит в нашей стране, но взаимодействие с властью могло бы позитивно сказаться на самом процессе, меньше проблем будет.

Я, кстати, уверен, что в ближайшее время в стране появится партия, в названии которой будут слова «национал-патриотическая». Появился бренд, появится и партия. Бренд создаем мы, он скорее всего будет использован игрушечными партиями, в которых не будет смысла, но в том, что такая партия должна появиться в самое ближайшее время, я почти не сомневаюсь.

– Церковь может запретить вам участие в президентской кампании. Как вы будете обходить эту проблему?

– Никак не буду обходить. Если Церковь рассудит, что я не должен идти на выборы, и примет соответствующее решение в синодальном порядке, то я склоню голову перед Святой Церковью. Надо будет сворачивать всю свою политическую деятельность, но тогда мое место просто займет кто-то другой, это неважно.

 

Наши союзники – монархисты всего мира


– Вы сказали, что у вас есть почти полмиллиона соратников, не объединенных в четкую организацию. Как вы с ними общаетесь? Через соцсети?

– Социальные сети и представительские выезды в разные уголки нашей страны и в соседние страны. Для меня было откровением, что эти люди, очень серьезные люди, в своем окружении непонимаемы. Потому что мы все отравлены ядом дешевого либерализма. Не настоящим либерализмом как идеей, а нежеланием что-то предпринимать, нежеланием думать о своей нации, нежеланием думать о своем будущем. И еще одним откровением для меня было то, что эти люди, которых я могу называть своими сторонниками, мне доверяют.

Такие люди есть не только в России, ведь речь же идет о возрождении империи, поэтому на эту идею откликаются люди из Казахстана, Украины, Белоруссии, целого ряда бывших советских республик, где проживают русские люди.

– За какой срок вам удалось собрать почти полмиллиона соратников?

– В декабре прошлого года первое предложение о создании коалиции поступило из Иркутска, потом пошли предложения из других регионов. Возможно, этот процесс шел бы быстрее, если бы он был открытым, но люди не хотят, не готовы вступать в препирательства с органами правопорядка, а такие препирательства неизбежно бы возникли. Просто потому, что подобную деятельность могли бы неправильно понять.

Люди, невзирая ни на что, тянутся со всей страны. Потому что все понимают, что нужна национальная самоидентификация, что нужно объединяющее начало. Знаете, георгиевские ленточки, которые носят все накануне 9 Мая, вызывают в моем сердце теплоту. Это то, что безусловно объединяет всех нас, потому что наши отцы, наши деды воевали вместе против общего врага. Но таких символов самоидентификации, таких объединяющих факторов очень мало. А они нужны, нужно не стесняться говорить, что ты русский. Ведь дошло до того, что сказать в компании, что ты русский, – значит обречь себя на осуждение.

А ведь это нам навязано, причем извне. Нам навязали, что мы должны стыдиться принадлежности к собственной нации. Это сделали те, кто не хочет, чтобы Россия возрождалась, чтобы возрождалась империя, чтобы возрождались мы сами как нация. Почему? Потому что у нас есть высокая задача, поставленная Богом: мы должны останавливать победное шествие очередного претендента на мировое господство. Мы считаем, что наша страна, наш народ – это сдерживающий фактор, сила, сдерживающая зло. Если нас не будет, не будет и остального мира. В нас утонул Гитлер, в нас растворился Наполеон. И так будет с каждым, кто попытается доминировать над всем миром, потому что в самый последний момент появляемся мы и останавливаем это.

– А кто тогда союзники России в мире?

– По всему миру существует около двухсот официально зарегистрированных монархических организаций, не только русских. Сама идея того, что государство – это не механизм, а организм, и он должен возглавляться одним человеком, близка нам. Вот этих людей и можно считать союзниками. Есть отделения в разных странах у «Русского национального единства», это уже не та организация, которая была сумасшедшей и подчинялась низменным желаниям и амбициям одного человека, преследовавшего цели личного обогащения. Сегодня это спокойные, рассудительные люди, неагрессивные, но мечтающие о возрождении нации.

 

Я не фашист, а национал-патриот


– Вас за глаза называют новым лидером российских фашистов. Как вы к этому относитесь и как будете от этой репутации избавляться?

– Мой отец воевал с фашизмом, для меня подобные сравнения оскорбительны. Согласен, что сегодня у национал-патриотизма есть такой неприличный флер, слишком уж эти понятия дискредитированы, слишком часто ими пользовались в личных целях. Чтобы от этого флера избавиться, нужно добавить к национал-патриотизму еще одну составляющую, главную, на мой взгляд, – консолидацию нации, сохранение национальных устоев, национальной самобытности, но не в ущерб всем остальным. Я предлагаю некий философско-мистический концепт, который может стать сдерживающей опорой для общенационального концепта. Он таков: все наши действия должна венчать любовь! Это не позволит нам уйти от основной цели – воссоздания Российской или Русской империи, как пророчили наши старцы.

Сама идея, объяснение того, что такое национал-патриотическое движение нового типа, озвучена на «Доктрине 77» в «Лужниках». А сейчас на YouTube есть ролик, отвечающий на эти же вопросы, называется он «Гроза».

– Если бы вы оказались на Манежной площади в октябре 2010 года, что бы вы сделали?

– Я бы приложил все усилия для того, чтобы вывести с площади женщин и детей.

Что делать после победы


– Давайте представим, что вы выиграли выборы. Что будете делать с исламом в России, национальным вопросом, мигрантами? Может, Россия станет монорелигиозной страной?

– Нет, вы что! Мы прожили тысячелетия вместе с другими народами. Меня возит водитель-татарин, он мусульманин. По всем вопросам, касающимся бытовой и общественной жизни, у нас с ним нет разногласий вообще. По вопросам религиозного толка, при том что он ортодокс-мусульманин, а я ортодокс-православный, мы тоже во многом не имеем разногласий, а там, где не сходимся, мы не дерзаем друг друга исправлять. Пусть каждый живет по законам совести, по законам своей веры. Мы жили так тысячу лет, мы вместе воевали.

Все четыре мировые религии, представленные в России, никогда между собой внутри Российской империи не конфликтовали. Конфликты если и возникали, то из-за личных амбиций отдельных людей. Россия не может быть монотеистична.

Русскость для меня не кровь, для меня это мера ответственности. Это наднациональная идея, которая может подчинить себе все национальные амбиции.

– Как будете бороться с коррупцией?

– Нужно будет создавать институт, который в чем-то будет напоминать институт комиссаров, политруков. Они будут во всех организациях, на их плечи ляжет задача по воспитанию людей. Победить коррупцию карательными мерами практически невозможно. Ее можно и нужно побеждать идейно, чтобы человек внутренне был не готов брать взятки. У многих из наших соратников есть сомнения по этому поводу, они боятся, не началась бы новая опричнина. А я вот не знаю, мне кажется, что на какой-то период это было бы уместно.

– Президентом станете, Ходорковского отпустите?

– Надо рассмотреть будет меру его вины. Надо понять, не является ли его нынешнее положение в тюрьме просто декларацией силы, может быть, он уже отбыл необходимое наказание. Если это так, то нужно выпускать человека. Он уже отсидел свое. Здесь должен быть цивилизованный подход. Судьба каждого человека достойна уважения, и такой подход должен быть ко всем без исключения.

Надо будет оценивать деятельность каждого. Я вот уверен, что весь депутатский корпус бессмыслен. В российском варианте это просто набор людей, лоббирующих интересы той или иной отраслевой компании. И не более того, а еще болтовня. И на все это тратится огромное количество денег, которые можно направить на другие цели, например на восстановление ВПК. И тогда не будет у нас в стране голодающих офицеров, людей, которым во всем мире платят больше, чем представителям остальных профессий. ВПК был одним из тех столпов, на которых когда-то держалась страна. Вот на что надо тратить деньги, а не на болтовню и содержание людей, которые считают своих избирателей мразью и не очень это скрывают.

Посмотрите, чем они занимаются, дебатами в программе Соловьева. Причем дебатами совершенно бессмысленными. Они до сих пор не приняли закон об оружии. То есть они не допускают, что мы имеем законное право охранять свою семью.

Вот меня спрашивают: зачем тебе оружие? Я отвечаю шутливо: а вдруг Годзилла (смеется)? Ну а если всерьез, если у меня будет оружие, то появится возможность вынести мозг условному Евсюкову, который целится вот прямо сейчас в ребенка, а добежать и спасти его я не успею. Вот зачем мне оружие, я должен иметь возможность защитить детей. Это мое право.

Что касается сумасшедших, которыми прикрывают нежелание принимать закон, – это чушь, причем чушь просто даже статистическая. Самое страшное оружие – это осколок разбитой бутылки, кухонный нож и автомобиль. Из огнестрельного оружия и травматики столько людей не убивают. Это все ерунда. У кого сегодня в обществе есть оружие? У бандитов, а законопослушные граждане его не имеют и не имеют возможности расквитаться с бандитом, который угрожает им этим оружием. И случись что, мы будем беззащитны.

Вот смотрите, те люди, которые являются народными избранниками, считают нас мразями, которые не в состоянии контролировать свои эмоции. Не могут такие люди быть избранниками, я не изберу такого человека. Ни для кого не секрет, что политика сегодня в нашей стране – это оперетта, а все решения принимаются десятью людьми, а все остальное – это фон, забирающий себе огромные средства.

Вот, кстати, одно из преимуществ имперского, монархического строя – отсутствие бессмысленных аппаратов. Сегодня ведь они используются только для того, чтобы доказать европейскому сообществу, что вот мы какие цивилизованные люди. А на самом деле мы ничего им этим не доказываем, а просто помогаем приводить в действие план Даллеса по золотому миллиарду.

И все это в конечном счете приводит к тому, что мы начинаем стесняться того, что мы русские. А почему я должен этого стесняться?! У меня мама была русской, папа был русским, моя семья служила России вместе с другими национальностями. Вот к чему это все ведет.

– Как вы собираетесь отбирать управленческие кадры?

– Вообще надо будет отбирать талантливых, честных, идейных людей от карьеристов и тех, кто пытается на идее национал-патриотизма заработать много денег. Этот отбор должен происходить естественно, ведь всегда в любой компании люди знают, что вот этот вот примазался просто потому, что ему что-то надо. К нему и относятся соответственно. Таких людей общество будет отторгать само. Человеческий фактор в России – решающая сила, и люди, достойные люди, сами в состоянии выстроить работающие общественные институты.

– И за какое время этот процесс завершится? За десять лет, за сто?

– За два-три года для того, чтобы создать основной корпус, а для того, чтобы консолидировать честных людей, требуется два-три месяца. И социальные сети, например, нам в этом сильно могут помочь.

Соцсети вообще стали серьезным инструментом в политике в последние годы. Уже на прошлых выборах люди писали у себя в аккаунтах, за кого проголосовали. Так будет и в этот раз, и сразу станет виден масштаб лжи. И если ее будет слишком много, может сложиться опасная ситуация. Ведь люди увидят, что их обманули, тогда их попытаются отвлечь. Но у нас нет башен-близнецов и своего Усамы Бен Ладена, который их взорвет, тем самым переключив на себя внимание. А на что можно отвлечь народ в России? На национальный вопрос. Поэтому нужно быть очень осторожными в этот период и не поддаваться на провокации.

– Что с мигрантами делать будете?

– Ну нет у нашего народа торговой жилки, исторически нет. Она была у купцов, но тех уже не осталось. Значит, нужно договариваться за столом переговоров с теми странами, выходцы из которых торгуют внутри России. Договариваться, чтобы была возможность заниматься торговлей и у русских тоже. Цивилизованно договариваться!

Надо менять сложившиеся правила игры в этом вопросе, потому что не на тех направлен гнев населения. Простые работяги из бывших советских республик находятся здесь на положении рабов. Они работают изо всех сил, чтобы отправить копейки своим родным в далеких кишлаках. Их вынуждают так жить бандиты и рвачи-назначенцы, этих бандитов покрывающие. Вот с кем бороться надо.

– С демографией у нас все плохо, почему?

– Почему у нас женщины не рожают? Они не видят в глазах своих мужиков собачьей верности, преданности, готовности идти ради нее, ради ребенка, ради семьи на все. Отсюда и проблема. Но решить ее можно только после проведения национальной самоидентификации. Сделаем это, нужно будет создать платформу для появления специалистов, узких специалистов, способных найти решение различных проблем. Я их решить не могу, я не Туркменбаши, который сунет палец в родник и скажет, каково там содержание железа и других элементов. Я не Бэтмен и не Человек-паук, я не решу все эти проблемы самостоятельно, нужно развивать специалистов, нужно реанимировать ученых. И тогда будут находиться решения давно наболевших проблем.

Обсудить у себя 5
Комментарии (5)
не люблю его-и все.точка…
а мне он нравится))
Его можно любить или не любить как режисёра и на мой взгляд посредственного актёра. Но то что он декларирует вполне здраво как политическая платформа. Потому как жить как мы живём сейчас дальше нельзя, это приведёт либо к оккупации либо к гражданской войне.
Читаю тебя, как обычно, с последнего появившегося поста наоборот… теперь всё понятно…
Жаль что всё закончилось так бездарно…
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Толян
Толян
Был на сайте никогда
45 лет (17.04.1972)
Читателей: 25 Опыт: 0 Карма: 1
все 15 Мои друзья